По всем вопросам: +7 (495) 967-19-49
Вернуться к списку новостей

Интервью исполнительного директора Фонда (в период 2006-2013 гг) А.М.Ермолаева журналу "Бюджет", июнь 2013

http://bujet.ru/article/231420.php Власть в России старается поддерживать предпринимателей, и Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы — один из инструментов такой поддержки. Его исполнительный директор Алексей Михайлович ЕРМОЛАЕВ считает, что перспективы у гарантийных фондов самые благоприятные. — Алексей Михайлович, как начиналась деятельность гарантийного фонда в Москве? — Правительство Москвы в лице Департамента поддержки и развития малого предпринимательства учредило наш фонд в 2006 году. Департаментом тогда руководил М. М. Вышегородцев. В процессе создания фонда также принимали активное участие первый заместитель мэра Ю. В. Росляк и тогдашний мэр Ю. М. Лужков. В январе 2006 года вышло соответствующее постановление правительства Москвы, в марте того же года фонд был зарегистрирован как юридическое лицо, в октябре мы выдали первое поручительство. Начальный этап был достаточно долгим, мы начинали с активного информирования о себе. О создании фонда, его задачах предпринимателям и банкирам рассказывали все руководители департамента, в том числе через средства массовой информации. Было очень много выступлений и публикаций. — И предприниматели к вам пошли? Или, как обычно, сначала проявили осторожность? — У нас своя специфика. Предприниматели, естественно, могут приходить и к нам в офис, но все же их основной поток идет через банки. Мы работаем с теми, кого выбирают кредитные организации (их сейчас 45). Предприниматель обычно обращается в банк за кредитом, а там видят, что обеспечения для предоставления средств не хватает, и говорят, что малое предприятие может получить поддержку от города Москвы. Для этого требуется поручительство фонда. Строго говоря, предприниматель к нам может вообще не являться: банк сам рассматривает его обращение, зная наши критерии отбора. Затем высылает нам заявку и другие документы, а мы их изучаем и решаем, давать ли поручительство. Поэтому предпринимателю не надо курсировать между нами, банком и департаментом правительства Москвы, схема специально сделана максимально простой. Таким образом экономится время, снижаются затраты на подготовку документов. Но поскольку мы работаем уже семь лет, есть некий поток, идущий напрямую в фонд. Мы консультируем, рекомендуем те или иные банки в зависимости от параметров кредита, который хочет получить предприниматель. Но проблема дефицита информации о нас пока еще есть. — Сколько предпринимателей за эти семь лет получили поддержку? — На сегодня заключено почти 5,5 тысячи договоров, но ряд предпринимателей обращались к нам неоднократно. Есть настоящие рекордсмены, которые пользовались нашими услугами по 17–19 раз. Вообще повторно работали с фондом более 300 человек. А всего предпринимателей в нашем списке — 3,85 тысячи. Я считаю, что это хорошие цифры. Если обращаются — значит, это кому-то нужно. — Аналогичная работа развернута и в регионах. Ваш опыт используется? — По времени создания мы были шестыми в России. Первый гарантийный фонд был создан в Свердловской области. Другое дело, что мы сразу добились довольно значительных результатов и в смысле объемов поддержки, и в смысле технологий. И уже коллеги из регионов начали обращаться к нам за методологией, образцами документов, я тоже много ездил, делился опытом. Так мы помогали создавать новые гарантийные фонды. — А кто из коллег в регионах проявлял наибольшую активность? — Сегодня гарантийные фонды есть в 79 субъектах РФ, и можно говорить, что создана целая система, которая функционирует по одним принципам. На федеральном уровне ее курирует Минэкономразвития России, точнее его Департамент поддержки малого и среднего бизнеса во главе с Н. И. Ларионовой. Не менее половины региональных фондов создавалось с нашим участием. Средства в них поступают и из региональных бюджетов, и из федерального бюджета на принципах софинансирования, и их доли разные в различных регионах — в зависимости от их финансового положения. В Москве это соотношение составляет 50 на 50 процентов. А самые главные цифры по столице другие: более 56 миллиардов рублей было получено малым бизнесом под наше поручительство. Если бы нас не было, предприниматели скорее всего эти средства не получили бы. — Располагаете ли вы данными об экономическом эффекте от этих средств? — Такие данные мы не собираем. У нас задача довольно простая — помочь получить финансирование. А экономический эффект, наверное, должны определять органы власти. Они смотрят, живо ли предприятие, сколько налогов оно платит и так далее. То, что указанная сумма получена бизнесом, уже хорошо. Деньги пошли на развитие, приобретение недвижимости, оборудования. Если компания работает, она платит налоги. Это были не только торговые, но и производственные предприятия, даже инновационные. При этом мы непосредственно никому денег не даем, те бюджетные средства, которые нам выделены, у нас же и остаются. Под них мы выдаем поручительства, а предпринимателей финансируют банки, причем на возвратной основе. И после возврата предпринимателем кредита мы снова можем выдать ему свое поручительство с учетом возвращенной суммы. За эти годы мы получили из бюджета менее 8 миллиардов рублей. Сравните с той суммой, которую получили предприниматели и разделите 56 на 8. Такова отдача с каждого рубля, который государство вложило в наш фонд и не потеряло. И чем дольше будет работать фонд, тем больше будет это соотношение. — Есть ли специфика в работе региональных фондов, не свойственная Москве? — Я бы не сказал, что есть серьезные различия между фондами, потому что есть стандарты, утвержденные Мин-экономразвития. Да, в отдельных регионах можно встретить ограничения по сферам деятельности, например где-то не предоставляются поручительства предпринимателям, которые заняты торговлей. У нас, в Москве, такого нет, но тем, чьи виды деятельности считаются приоритетными для города, мы даем поручительства на более выгодных условиях. Так, мы поручаемся на 70 процентов от суммы кредита, выдаваемого инновационным и производственным предприятиям, а в обычной ситуации — только на 50 процентов. Предприятия, работающие в сферах здравоохранения, образования, социальных услуг, могут получить наше поручительство в объеме до 60 процентов от суммы кредита. Я не сторонник запретов, доступ к поддержке должен быть у всех. В некоторых субъектах РФ существует более сложный процесс получения поручительства: если в Москве на это уходит фактически три рабочих дня и решение принимается директором единолично, то кое-где начали создавать специальные комиссии с участием представителей ФНС, МВД, ФСБ. Вряд ли туда стояла очередь из предпринимателей, желающих засветиться перед ними. А где-то предприниматель сначала шел в орган исполнительной власти, и там решали в принципе, помогать ему или нет, и только потом он отправлялся в банк и в фонд, где анализировали его финансовое положение. Решение принималось чуть ли не на уровне главы субъекта РФ, и только после этого что-то выдавали. — Традиционный вопрос о перспективах не только вашего фонда, но и всей системы в масштабах России... — Перспективы самые лучшие. Президент России, глава правительства, министр экономического развития знают о нашей деятельности, знают, что этот инструмент поддержки малого бизнеса действительно работает и работает эффективно. В июне 2012 года мы вошли в Ассоциацию европейских гарантийных фондов. К нам скоро приедут коллеги из Франции, работающие в системе уже более 40 лет, будем обмениваться опытом. Они оценят нашу работу по управлению рисками и в конечном счете мы вместе создадим автоматизированную систему индивидуальной оценки заемщиков с использованием передовых методик. В Европе эта форма поддержки предпринимательства основная, и не потому, что другие формы не известны. Кстати, в США такая же картина. Там не понимают, как можно просто раздавать деньги предпринимателям. То есть наша деятельность эффективна с точки зрения не только российского, но и мирового опыта. В целом по России малый бизнес получил благодаря ей около 200 миллиардов рублей и объемы финансирования растут с каждым кварталом. Банки буквально стоят в очереди, чтобы принять участие в программе, и не каждый из них может пройти конкурсный отбор. Те лимиты, которые у нас есть, мы выбираем полностью. Хотелось бы, чтобы коллеги из регионов тоже активнее двигались вперед.
Вернуться к списку новостей